Официальный сайт Пушкинского благочиннического округа Санкт-Петербургской епархии

Видео новости

Проповедь Патриарха Кирилла в неделю Иоанна Лествичника (29.03.2020)
о подвиге Марии Египетской и коронавирусной инфекции

 

Фильм-презентация предмета "Основы Православной культуры"

 

 

Вестник Православия. Царскосельский Софийский собор ( 2019 г.)

 

"Преобразился еси на горе, Христе Боже..."

 

 19 августа - праздник Преображения Господня, в связи с этим предлагаем ко вниманию проповедь известного богослова, бывшего ректора духовной семинарии в Джорданвилле (США), протопресвитера Александра Шмемана.


Во имя Отца, Сына и Святого Духа!

В Евангелии от Матфея мы читаем: "По прошествии дней шести, взял Иисус Петра, Иакова и Иоанна, брата его, и возвел их на гору высокую одних, и преобразился пред ними: и просияло лице Его, как солнце, одежды же Его сделались белыми, как свет. И вот, явились им Моисей и Илия, с Ним беседующие. При сем Петр сказал Иисусу: Господи! хорошо нам здесь быть; если хочешь, сделаем здесь три кущи (т.е. палатки): Тебе одну, и Моисею одну, и одну Илии. Когда он еще говорил, се, облако светлое осенило их; и се, глас из облака глаголющий: Сей есть Сын Мой Возлюбленный, в Котором Мое благоволение; Его слушайте. И, услышав, ученики пали на лица свои и очень испугались. Но Иисус, приступив, коснулся их и сказал: встаньте и не бойтесь. Возведя же очи свои, они никого не увидели, кроме одного Иисуса. И когда сходили они с горы, Иисус запретил им, говоря: никому не сказывайте о сем видении, доколе Сын Человеческий не воскреснет из мертвых" (Мф. 17:1-9).

Этот рассказ евангелиста Матфея или, вернее, то событие, о котором он рассказывает, составляет сущность праздника Преображения Господня, одного из двенадцати главных, так называемых "двунадесятых" христианских праздников. Но и среди этих праздников Преображение, которое празднует Церковь ежегодно в августе, выделено какой-то особой, ему присущей радостью, словно тот ослепительный свет, который видели Христовы ученики на горе, пронизывает собою этот праздник.

"Но вот, и в жизни и в мире мы не только так часто ощущаем наличие тьмы, но и сама жизнь, сам мир наш кажутся нам иногда торжеством и царством тьмы: зло, жестокость, насилие, недоверие, страх, страдания – вот такая очевидная судьба мира, вот судьба человеческой жизни"

И в том его смысл, чтобы мы увидели, ощутили и приняли его. Но что же это за свет и в чем смысл этого события в жизни Христа, этого восхождения с тремя самыми близкими учениками на гору, сияния лица Христова, белизны одежд Его и этой таинственной беседы с двумя величайшими пророками Ветхого Завета, и, наконец, как бы сквозь все века звучащего радостного восклицания Петра: "Господи! хорошо нам здесь быть" (Мф.17:4)?

Отвечая на этот вопрос, прежде всего напомним, что слово "свет" в Евангелии и во всем Священном Писании имеет совсем особенный смысл. Это, во-первых, имя Самого Бога: "Бог, – сказано в Писании, – есть свет, и нет в Нем никакой тьмы" (1Ин.1:5). И потому, что от Бога мир и от Бога жизнь, в основе их тоже свет. И этот свет, по словам евангелиста Иоанна, "просвещает всякого человека, приходящего в мир" (Ин.1:9). И в знании, и приятии этого света как жизни, и жизни как света – смысл всего нашего человеческого бытия.

Но вот, и в жизни и в мире мы не только так часто ощущаем наличие тьмы, но и сама жизнь, сам мир наш кажутся нам иногда торжеством и царством тьмы: зло, жестокость, насилие, недоверие, страх, страдания – вот такая очевидная судьба мира, вот судьба человеческой жизни. А на горизонте их – смерть, разлука, ужас все пронизывающего тления. И как же тогда говорить о свете?

Но вот в том то и сущность христианской веры, что начинается она с торжественных, как бы с самого неба падающих слов: "Свет во тьме светит и тьме его не объять" (Ин.1:5). Этими словами начинается Евангелие от Иоанна, их мы слышим в пасхальную ночь и ими искони живет как своим источником вера. Свет этот – Христос. С Его пришествием люди, пребывавшие во тьме, увидели свет великий, и сам Христос сказал о Себе: "Я свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни" (Ин.8:12).

Нет, не исчезла тьма, но вера видит горящий во тьме свет и знает, и все время узнает, что не только не объять тьме этого света, но и что рано или поздно он победит тьму, и что победа эта уже началась и все ширится. И началась она, тогда как раз, когда три человека, таких же, как мы, там, на горе, увидели этот свет, и один из них за всех трех, а на последней глубине и за всех нас, за весь мир, за всех и за вся, воскликнул: "Господи! Хорошо нам здесь быть" (Мф.17:4).

Каждый год в золотой лазури августа, словно от имени всего затемненного творения, говорит Церковь: "Господи! Хорошо нам здесь быть" (Мф.17:4) – и радуется свету, и обновляется им, и сама становится этим светом. 

А ведь надлежало еще сказавшему эти слова Петру в ужасе и отчаянии отречься от Христа. Надлежало и самому Христу в одиноком ночном борении начать ужасаться и тосковать, надлежало наступить этой страшной тьме, в которой обезумевшие люди пробивали гвоздями ладони и ноги того, за кем еще так недавно следовали они, ожидая чудес и исцелений. Надлежало раздаться эти крикам: "Распни Его!" (Мк.15:13).

И надлежало, и надлежит, и каждому из нас, и всему миру проходить через тьму зла, страдания и смерти. Все это надлежало и надлежит. Но вот, не умирает вера в свет! И не умирает потому, что не гаснет сам этот свет. Он светит в радости, но и в страданиях, в жизни, но и в смерти. Загнанный, замученный человек, затравленный другими людьми, в зловонии и мраке тюремной камеры, в оцепенении заледенелого архипелага, вдруг видит этот свет и говорит: "Господи! Хорошо нам здесь быть" (Мф.17:4). И вот, начинается победа.

Эту победу, эту неистребимость света празднуем мы в праздник Преображения Господня. И празднуя, снова видим и снова принимаем в свою душу этот свет. Каждый год в золотой лазури августа, словно от имени всего затемненного творения, говорит Церковь: "Господи! Хорошо нам здесь быть" (Мф.17:4) – и радуется свету, и обновляется им, и сама становится этим светом. "Преобразился еси на горе, Христе Боже, показавый учеником Твоим славу Твою, да возсияет и нам, грешным, Свет Твой присносущный, да воссияет". Этой молитвой, этой мольбой встречаем и провожаем мы преображенскую радость. Пусть будет свет этот в нас, пусть не изменим мы ему ныне сдачей в плен тьме, пусть будем мы всегда и везде свидетелями и носителями этого присносущного Света. Итак, вслушаемся еще раз в эти удивительные слова: "Преобразился еси на горе, Христе Боже, показавый учеником Твоим славу Твою, да возсияет и нам, грешным, Свет Твой присносущный". 

Материал взят с сайта миссионерско-апологетического проекта "К Истине"